АльбомMP3КлавирПартитураГлавная страница

ГОСТЬ У ЦЫГАНОВЫХ (ИЗ ПОЭМЫ «ЦЫГАНОВЫ»)
Музыка Валентина Дубовского,
Стихи Давида Самойлова

– Встречай, хозяйка! – крикнул Цыганов.
Поздравствовались. Сели. Стол тесовый,
покрытый белой скатертью, готов
был распластаться перед Цыгановой.

В мгновенье ока юный огурец  
из миски глянул, словно лягушонок.
И помидор, покинувший бочонок,
немедля выпить требовал, подлец.

И яблоко мочёное лоснилось
и тоже стать закускою просилось.
Тугим пером вострился лук зелёный.
А рядом царь закуски – груздь солёный

с тарелки беззаветно вопиял
и требовал, чтоб не было отсрочки.
Графин был старомодного литья
и был наполнен желтизной питья,
настоянного на нежнейшей почке
смородинной и на душистой травке. Он сиял.

При сём ждала прохладная капуста,
и в ней располагался безыскусно
морковки сладкой розовый торец.

На круглом блюде весело лежали
ржаного хлеба тёплые пласты.
И полотенец свежие холсты
узором взор и сердце ублажали.

– Хозяйка, выпей! – крикнул Цыганов.
Он туговат был на ухо. Хмельного
он налил три стакана. Цыганова
в персты сосуд гранёный приняла
и выпила. Тут посреди стола

вознёсся борщ. И был разлит по мискам.
Поверхность благородного борща
переливалась тяжко, как парча,
мешая красный отблеск с золотистым.

Картошка плавилась в сковороде.
Вновь жёлтым самоцветом три стакана
наполнились. Шипучий квас из жбана

излился с потным пенистым дымком.
Яичница, как восьмиглазый филин,
серчала в сале. Стол был изобилен.
А тут – блины! С гречишным же блином

шутить не стоит! Выпить под него –
святое дело. Так и порешили.
И повторили вскоре. Не спешили,
однако время шло. Чтоб подымить,

окно открыли. Двое пацанов
соседских с воем бились на кулачки.
По яблоку им кинул Цыганов,
прицыкнув: – Нате вот и не варначьте! –

Тут наконец хозяйка рядом с мужем
присела. Байки слушала она
мужские – кто где ранен, где контужен.
Но снова два соседских пацана
затеяли возню… Уже смеркалось.
Тележным осям осень откликалась.
Но в каждом звуке зрела тишина.
Гость чокнулся с хозяйкой: – Будь здорова!
– Будь! – крикнул Цыганов. А Цыганова
печально отвернулась от окна.