АльбомMP3КлавирГлавная страница

Амад
Музыка Валентина Дубовского,
Стихи Семёна Кирсанова

Мне всё трудней держаться на воде.
А сколько лет плыву – не сосчитаю.
Креветки поселились в бороде.    
Где нахожусь – не различаю.
Куда веду стремительную стаю
своих детей? Всё чаще устаю.
Всё дальше я от стаи отстаю.

В тот час, сражённый первозданной ложью,
в отчаянье, я бросился один
к ковчегу и приплыл к его подножью,
и, обдирая о крепленья кожу,
я Ноя звал. Но он не выходил.
Хватаясь за подпорки для причала,
я Аве звал. Ничто не отвечало.

Плывя назад, осиротевших я
детей увидел и услышал плач их.
Потоп их настигал уже, ревя.
Но повели их в воду сыновья
и, посадив на плечи самых младших,
поплыли вдаль. И плыли много дней,
с водой смирились и привыкли к ней.
 
А облака прочь уходили с неба.
Освободилось солнце. И вдали,
о, Арарат сверкнул в одеждах снега!
А перед ним стоял, как на мели,
огромный куб недвижного ковчега.
Без парусов и вёсел он не мог
на край горы поставить свой порог.

И с палубы к нам обратился Ной:
«Не я – господь послал вам испытанье,
проверил вас и ливнем и волной
и вам внушил последовать за мной.
Вернитесь к нам, живите в нашем стане.
Вот ваши жёны – в перлах и парче!
Они вас ждут – спасите свой ковчег».

И мы впряглись в набухшие канаты
и, бёдра натирая до рубцов,
влекли ковчег к вершине Арарата.
Так плуг влачит измученный оратай.
На вышке Ной благословлял пловцов.
И наконец на выступ среди снега
поставлено подножие ковчега.

И в тот же миг свистящий ливень стрел
пронзительно понёсся вслед за нами.
В скопленье беззащитных наших тел
железный наконечник полетел...
Так в будущем нас будут гарпунами,
а может быть, безжалостней и злей
разить с высоких палуб кораблей.

Инак, Ваель! Я слабну. Я отстану
от вас – уже надолго, и навек
я в глубину безвыходную кану.
А вы, пловцы, стремитесь к океану.
Но помните: отец ваш – человек,
пронесший вас сквозь ливни и лавины.
Плодитесь, размножайтесь – вы дельфины!